Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Почему возникло это сообщество

История вопроса такова:

Андрей Лазар:

Выпал Цукер из окошка.
Выжил, но больной немножко.

Очередной бан Максима Солохина.
Цитата:


"Новый виток. Теперь меня забанили за оставленный когда-то комментарий. Когда? Скорее всего, не меньше года назад, потому что это цитата из Галковского.

Сомнительных с их точки зрения комментариев я за девять лет в facebook наоставлял мно-о-ого. Так что повода для новых и новых банов у них предостаточно."


Возможно, это изображение (один или несколько человек и текст «вы не сможете размещать публикации и комментарии на 30 дней. причина в том, что ранее вы опубликовали контент, нарушающий наши нормы сообщества. этот комментарий нарушает наши нормы в отношении враждебных высказываний, поэтому его можете видеть только вы. Maksim Solohin и сам советский 20-, 30-, 40-, 50- 70-летный подросток, воркующий O русско-японской войне или экранизации тургенева, бессмысленный чурбан с глазами, азиат, с которым любой разговор нелеп. паренек начитан. он всё уже знает. ему объяснили, рассказали.... ещё продолжить»)

Поскольку этот бан был далеко-далеко не первым, я даже не огорчился. Я этого ожидал.
Но... оказалось нечто странное.

Бан мне объявили, но права писать и оставлять комментарии в facebook меня не лишили :O

Я обнаружил это случайно, по забывчивости лайкнув кого-то из друзей. Лайк прошёл, что меня очень удивило.
И тогда я попробовал написать комментарий:

Maksim Soloĥin(Шёпотом:)

Проверка связи.
Похоже, Facebook при падении ударился сильнее, чем мы привыкли думать.

Меня забанили за комментарий, но я могу оставлять комментарии.
Возможно, причина в том, что я не нажал кнопку "ОК" под объявлением о бане.
Я просто закрыл окно.

Та-а-ак. Ситуация напоминает известный анекдот про медведя, который всех зверей записывает, кого на завтрак, кого на обед. Заяц возражает: «На завтрак я не могу». Медведь: «Та-а-ак, зайца вычеркиваем».
---------------------------------

Ну, это всё шуточки.
А если серьёзно, то...

Мой (пока) несостоявшийся бан я воспринял как предупреждение со стороны Судьбы: "Уходя уходи."
Лучше уйти самому, не дожидаясь, когда тебя выкинут с позором. Facebook c некоторых пор перестал быть удобным местом для общения, и я пока продолжаю искать хорошее место, куда податься. Я перебрал уже много вариантов, и сейчас самый интересный для меня -- ZeroNet, и особенно ZeroBlog.
Но пока мне нужно место, где я мог бы выкладывать приходящие мне на ум идеи -- чтобы не забыть и чтобы обсудить. До некоторых пор я использовал в таком качестве именно facebook. Больше не получится.

ЖЖ удивительно живуч -- не потому, что он идеален, а потому, что предельно реален. Но мой аккаунт palaman в данном случае не годится, потому что я там задал очень высокую планку, и публикую лишь уже созревшие и оформленные концепции. Телеграм неудобен, потому что это мессенджер, там нет структуры, всё наслаивается одно на другое, путается и забывается.
Ища идеального решения, я решил пока суд да дело поэкспериментовать с ЖЖ и завёл здесь сообщество.

Суть в том, что в ЖЖурнале palaman я пишу очень серьёзно и это создаёт атмосферу, затрудняющую комментрирования. Читатель невольно старается соответствовать (и в общем, правильно делает).

Но!

Должно быть место для свободного полёта мысли! Не стеснённого цензурой.
Место для мозгового штурма!


Вот это-то место я и создал.

Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся.

- Люди постоянно гонятся за видениями,
которые возникают у них в голове.
Но по какой-то причине
они гонятся за ними не внутри головы,
где эти видения возникают,
а по реальному физическому миру,
на который видения накладываются.
А потом, когда видения рассеиваются,
человек останавливается и говорит
- ой, мама, а что это было?
Где я и почему я и как теперь?
И такое регулярно происходит не только с людьми,
но и с целыми цивилизациями.
Жить среди иллюзий для человека так же естественно,
как для кузнечика - сидеть в траве.

(Пелевин)

> Как герою книги выйти из мира иллюзий?
-- Только ухватившись за Автора!
Ведь Автор книги это единственное,
что в ней по-настоящему реально.

Меня очень порадовал текст О богах, авторах и текстах. Респект автору!
Рекомендую этот текст моему дорогому читателю!
Пусть это лишь первый шаг, но зато это шаг в совершенно правильном направлении. Всё остальное приложится, ведь дорога длиною тысячу миль начинается под ногами.

Наконец нашёлся человек, который подхватил одну из самых любимых и дорогих мне идей (см. Начала русской философии).

Русская философия должна оттолкнуться от русской литературы, только тогда она сможет дать по-настоящему интересные и нетривиальные результаты. Живой иллюстрацией к этому тезису является великий Бахтин (см. Бахтин и Кожинов, ещё О Бахтине)
А оттолкнувшись от русской литературы, она неизбежно придёт к своим настоящим религиозным истокам, то есть, к Православию. Причём строиться русская философия должна именно в таком порядке: оттолкнуться от русской литературы, чтобы когда-нибудь вернуться в лоно Православия! Только так, а не наоборот. Будет трагично, если русская философия оттолкнётся от Православия, чтобы затем вернуться в лоно великой русской литературы. Это будет означать, что русская философия так и не состоялась.

Не беда, что эта моя идея пока не воспринята почти никем. Дело в том, что она очень, очень мощная. Гораздо более мощная, чем предложенное мною осмысление Бессознательного (см. например Фрейд и Православиее, Природа бессознательного и  Фундамент Бессознательного). Потому о Бессознательном сейчас говорят и размышляют уже многие. А вот об Авторе пока молчок. Текст по ссылке наверху -- чуть ли не первая реакция на эту идею.

Из обсуждения:

-- Спасибо! Хороший текст. Но это первый шаг. Готовы ко второму?

> Спасибо. Думаю, что готов. Но я просто не знаю, каков этот шаг. Подскажите.

-- В Вашем тексте Трансцедентальное правильно определено как Недостижимое. Никакими усилиями герой не может прикоснуться к своему Автору. Между ними онтологическая пропасть. Они даже "существуют" в двух разных смыслах, несовместимых между собой.
Как учат в православных семинариях:
"Если Бог есть, то нас нет. Если мы есть, то Бога нет."
И это совершенно правильная мысль. Пока человек её не усвоил, он не готов сделать следующий шаг. Но если уже усвоил по-настоящему, то можно попробовать.
Поставлю вопрос так: а откуда у героя может взяться сама идея, что он -- герой, и что у него есть Автор?
Никакой опыт бытия в выдуманном мире не может привести его к этой мысли.

> По задумке Автора может произойти что угодно, если Автору интересно взламывать "пятую стену", то это его право и в его силах. Судя по всему ему интересно.

-- Вооот. Это правильный ответ или как минимум намёк на него.
Сам тот факт, что мы говорим о нашем Авторе, является свидетельством того, что Он где-то УЖЕ "взломал стену".
Для нас это невозможно, а для Него -- нет проблемы!

Спасибо за термин "пятая стена"!
Я по невежеству не был с ним знаком 😒 Правда, я так и не понял, чем пятая стена отличается от четвёртой. Не поясните?

> Не так давно в массовой культуре эта мысль (точнее обе мысли - и про различение богов и Бога и про пятую стену) была произнесена с аудиторией несколько десятком миллионов человек - в шестой серии 4-го сезона Рика и Морти. Для меня пятая стена это стена между автором и персонажем (или между кукловодом и куклами, символический потолок, другое измерение), симметрично четвертой, которая суть стена между зрителями и персонажами, сцена театра.

-- А, понял. "Четвёртая" для театра. "Пятая" там, где у сцены нет физических границ.

> Да, как-то так. Тут есть даже такое мнение: "Breaking the 5th Wall, implies that you, the person reading this comment, are in fact, a fictional character who can be observed by beings occupying a higher universe that is more “real” than the universe we inhabit." - Взлом 5-й стены предполагает, что вы, читатель этого текста, по сути выдуманный персонаж, который может быть воспринят таким образом с более высокого уровня реальности, который более "реален", чем реальность, которую мы переживаем.
Вообще, дискурс такого рода в англоязычной среде куда более популярен, чем у нас.


Мы как всегда отстаём. А я как всегда "изобретаю велосипед".
Но это нормально.
Сам я эту идею увидел у Бахтина (работы 20-х годов), но лишь после того, как получил Откровение от Самого Автора. Самостоятельно дойти до этой мысли нельзя. Хотя в контексте европейской культуры она должна быть всем понятна, ведь это основа основ христианского Богословия. А вот поди ж ты, не становится она тривиальной.

> У меня есть субъективное ощущение, что становится - как минимум по тем культурным феноменам, которые начинают наполнять массовую культуру. Процесс, конечно, не быстрый, но ускоряющийся. Так-то можно еще неоплатонизм вспомнить.

Я думаю, это Царский путь, по которому Христианство вернётся в мир Постмодерна, и вернётся в силе.
Постмодерн кажется разрушительным, но он разрушает лишь то, что подгнило. Христианство вернётся в силе, потому что в нём есть Нечто не подверженное тлению. Постмодерн лишь расчищает для Него место.

> Мне хочется убедиться,что я верно понял Вашу мысль относительно "следующего шага". Под следующим шагом Вы подразумеваете обращение к Богу (в форме молитвы)?

-- Это Вы сразу наверх хотите запрыгнуть. Ну, и ничего плохого в этом нет. Для Автора всё возможно. Там, где Он, нет никаких правил и законов.
Но я говорил о более простом. Второй шаг -- это осознать, что если Вы о Нём размышляете, этим самым доказывается, что Он УЖЕ участвует в деле. Без Его участия невозможно даже заподозрить, что Он существует.


>> Это Вы сразу наверх хотите запрыгнуть.

> Разве это самый верх? Это же, вроде как, самое начало и есть. То, что до этого - это, так сказать, предыстория.

Да, Вы правы.
Но в моих словах тоже есть своя правда.
Дело в том, что молитва внутри себя имеет множество уровней и этапов. Что-то там зависит от нашей воли, но многое — от воли Автора. Чем выше, тем меньше зависит от нас. Но уже и в самом низу без Его содействия обойтись невозможно. Если даже Вы попробуете просто повторять слова короткой молитвы — слова, обращённые к Автору — Вы быстро столкнётесь с Сопротивлением и убедитесь на опыте, что без Его содействия даже это простое действие совершать невозможно.

Мой опыт подсказывает, что для современного человека естественнее начинать сразу с умной молитвы. Мы (сравнительно с людьми прошлого) очень умные, и это делает парадоксальным образом для нас затруднительными простые ходы и методы. Нам нужно сначала набить достаточно шишек, кое-в чём убедиться лично, чтобы потом начать действовать по-простому, уже хорошо понимая, для чего это делается и зачем. И это нормально.

Даже в специальных руководствах пишут "Если у человека от природы хорошо развиты способности ума, он может сразу приступать умной молитве, минуя словесную". Лично я именно так и поступил. И мне понадобилось несколько лет, чтобы понять, что у меня, похоже, недостаточно развиты от природы способности ума, просто мой ум хорошо прокачан современным образованием. И только после этого я наконец успокоился и начал с простого.

Предвидя такой поворот, я и говорю Вам "сразу наверх хотите запрыгнуть", но при этом не возражаю, не отговариваю, наоборот: "ничего плохого в этом нет". Попытайтесь!
Чтобы молиться словесной молитвой, никакая особенная подготовка не нужна. Сама эта молитва содержит в себе всё, что необходимо для такой подготовки. Её можно начинать буквально с нуля. (Но опять-таки с оговоркой: если имеешь духовную "крышу", потому что Сопротивление штука тоже не безобидная. У него есть и рожки, и копытца.) Но ведь Вы же современный человек, умный и образованный. Вас же не уговоришь начать с простого. Меня по крайней мере было невозможно уговорить.

>>Второй шаг -- это осознать, что если Вы о Нём размышляете, этим самым доказывается, что Он УЖЕ участвует в деле. Без Его участия невозможно даже заподозрить, что Он существует.

> Да, Вы правы. Просто я не воспринял этот этап как "шаг", поскольку он не требует заметной волевой активности с моей стороны ) Наоборот, скорее создает некое самоуспокоение: Ок, если Он уже участвует в деле, значит, все будет хорошо и без моего участия )))

Не совсем так.
Вот герой книги. Когда он что-то делает, разве это делается без участия Автора? Нет, Автор всегда рядом, хотя бы уже потому, что Он поддерживает само его бытие (почему и зовётся Вседержителем: всё держит, буквально).
Тем более, если Автор участвует в действии особенным образом — так, что герой уже не бессознательный инструмент Его воли. Если Герой понял, что он всего лишь Герой, то он де факто уже пробудился, на каком-то уровне уже вышел за пределы текста. Если герой начал осознавать себя как Герой, то уместно поставить встречный вопрос: когда Автор выводит такого героя за пределы текста, может ли это обойтись без содействия героя? Нет, не может. Это делается только при нашем участии. Почему? Потому что за пределами текста нет ничего, кроме Автора. Потому что ВСЁ остальное придумано Автором. А значит, выходя за пределы текста герой не может не соединяться с Автором — так что действие Автора становится его действием, и наоборот.


>> Поставлю вопрос так: а откуда у героя может взяться сама идея, что он -- герой, и что у него есть Автор?
Никакой опыт бытия в выдуманном мире не может привести его к этой мысли.

> Если герои в выдуманном мире тоже напишут книгу с выдуманном миром, у них может появиться идея, что они сами выдумка. Или другой пример, как недавно было - при создании компьютеров и виртуальных игровых миров, у людей появилась идея что и наш мира компьютерная симуляция (типа Матрицы).


Теоретически — да. А на практике?
Писателей полно. Люди то и дело пишут книги с выдуманными героями, но при этом идея, что мы сами — выдуманные, появляется у писателей крайне редко. А если и появляется, то как-то не задерживается, за редчайшим исключением.

Что касается Матрицы — да! Она запала в массовое сознание, но (как мне кажется) именно потому, что там тут же, в том же фильме, был показал и мир за пределами матрицы, чем сразу практически обнулилась вся философия этого фильма.
Ведь мы-то зрители знаем, что на самом деле Нео и проч. вовсе не дурацкой Матрицей выдуманы, а братьями Вачковски. А значит, вся суть идеи теряется.

Вот если бы к Нео заявился лично сам Вачковски и сказал: я тебя выдумал! — вот тогда бы и было, о чём поговорить. А так...

> Развивая эту мысль, можно предположить, что истинное бытие человека (как образа божьего) начинается именно с момента выхода его за пределы сюжета. Потому что именно с этого момента его активное участие становится абсолютно необходимым. Внутри сюжета человека быть пассивен, можно быть просто героем (а это не совсем подобие божье).

Да, именно так. Пока человек не понял, что он лишь выдумка и пока он не догадывается о существовании Автора, он "спит". И только с этого момента он начинает жить по-настоящему, реально.


>> А значит, выходя за пределы текста герой не может не соединяться с Автором — так что действие Автора становится его действием, и наоборот.

> Я вижу по крайней мере еще один вариант: выходя за пределы текста, герой сам становится Автором (начинающим Автором).

Это и есть финальная цель Православия, которая внутри Церкви именуется обожением человека. Кстати, важный нюанс: больше никакая христианская конфессия этой цели перед человеком в этой жизни не ставит, в чём очень ярко и конкретно проявляется то присущее всем им качество, которое внутри Церкви именуется ересь. Ибо а зачем?! чего ради огород городить? Христианство без обожения лишено смысла, это косплей, подделка, карго-культ Христа.

См. также Хуаныч и Петька и Философия "Хуаныча и Петьки"

Модерн Античности: Максим Исповедник

(По мотивам комментариев к заметке Тропос: дискурс и гламур)

Аристотель это ключевая фигура зрелой античной философии, вроде Пушкина для русской литературы. Он задал дискурс, внутри которого работали потом древние греки.

Но вершина античной философии не Аристотель, а Максим Исповедник. Тропосы и логосы - это его рабочие категории. Аристотель их не использовал. Платон использовал логосы, но в ином смысле - Максим заимствовал у Платона лишь слово "логос", но не саму концецпию платоновских логосов.

Но вот оказывается, что для правильного понимания Православия максимовы "тропосы" играют роль ключа. При этом сам Максим Исповедник был осуждён Императором и церковной иерархией как еретик, и лет на двести его имя было под запретом. На Шестом Вселенском Соборе, где учение Максима было официально утверждено, а его противники осуждены как еретики, имя самого Максима даже не упоминалось! Более того, даже спустя двести лет Иоанн Дамаскин в "Точном изложении православной веры" ни разу не ссылается на Максима, при том, что этот его труд в самой важной своей части (Третья книга) по большей части составлен из цитат Максима.

Я так и не смог выяснить, кто и когда прославил Максима Исповедника во святых. Это случилось как-то "само собой", по-тихому. Просто память о нём внутри Церкви оказалась долговечнее, чем осудившее его Римское государство.
Но!
Ликвидация Максима и маргинализация его наследия сыграли с Церковью злую шутку. Это можно сравнить с убийством и оклеветанием царя Николая в истории России. С этого времени всё пошло не туда. На Западе Максима вообще не поняли и забыли, и продолжили линию Аристотеля (томизм), однако уже не смогли развиться до уровня Максима, отделившись от Православия, и так и застыли навеки в Аристотеле.

Дело в том, что Аристотель не дает ответа на вопрос, каким же образом две разные сущности могут быть единой ипостасью. Чисто логически это не запрещено, хотя и сомнительно; из этого сомнения и берут начало и несторианство, и монофизитство как философские системы. Они верны Аристотелю буквально, для них ипостась это первая сущность, и точка. Это, конечно, признак негибкости, догматизма. Но даже если мы обходим этот неудачный момент у Аристотеля и говорим о Христе: это сложная Ипостась, то есть, она сложена из двух частей, из двух первых сущностей - Божества и человечества - сразу возникает вопрос, так что же такое ипостась? Аристотель ответа на это не даёт. То есть, то самое главное, ради чего промыслом Бога и жил Аристотель -- объяснение Воплощения -- остается в рамках его дискурса по сути нереализованным.

Ну вот человек - душа и тело, тоже две сущности, соединенные в ипостась. Что их объединяет? И остается ли ипостась человека единой, когда он умирает? или разделяется на две ипостаси?

Ответ на эти конкретные вопросы полностью зависит от того, правильно ли понимаем ли мы слово "тропос" (и понимаем ли вообще). Аристотель не дает твердого основания для того или иного решения.

Между тем, если использовать понятие "тропоса", все эти вопросы легко утрясти. Само это понятие я объяснил по мере моих сил в другой заметке, а здесь просто обопрусь на него, предполагая, что для моего дорогого читателя здесь нет барьера.

Человеческая и Божественная природа во Христе связаны единым тропосом бытия, и этот единый тропос не распадался даже в момент смерти Спасителя. Его мёртвое тело, лежавшее во Гробе -- это и есть Слово, которое стало плотью. (Как и его душа, сошедшая во ад, это Слово, ставшее человеческой душой.) Потому и сказано "кость Его не сокрушится", и "плоть Его не видела истления". А вот у обычного человека и душа и тело в смерти, увы, разлучившись, теряют единство тропоса своего бытия. Разложение тела человека после его смерти, например, вовсе не означает разложения его души -- ни фактически, ни символически. Человеческая ипостась по смерти распадается -- в отличие от ипостаси Христа, в которой плоть, душа и Божество соединились неразлучно и нераздельно (хотя при этом и неслиянно). "Нераздельность" ипостаси это единство тропоса бытия всех составляющих её частей.

При этом подобие того же самого тропоса может обнаруживаться, например, на изображении Иисуса Христа, что и делает это изображение иконой. Или в музыке -- что и делает эту музыку по духу церковной, подходящей для Церкви.
Тропос -- штука универсальная. Как мы опознаём человека по его голову в записи или по его походке (со спины, в незнакомой одежде)? Именно по подобию тропоса.

Одним словом, настоящая философия Православия не может не основываться на концепции тропоса. Меня тут невозможно обвинить в каком-то "модернизме", уклонении от классического Православного Богословия. Если это и "модерн", то не мой модерн, но античный модерн, созданный не Максимом Солохиным, но совсем другим Максимом, моим небесным покровителем. Я лишь последователь этого "модерна".

Я за Возрождение. Но не за Возрождение языческой Античности, а за возрождение православной Античности, высокой Античности VI века.  Это был кратковременный и наивысший взлёт Римской Империи. А дальше всё стало плохо. Убийство императора, нашествие персов, нашествие сарацин, иконоборчество, средневековье, упадок, варварство - увы, мы русские приняли Православие от полуживого, дряхлого инвалида, в которого превратилась некогда цветущая Всеевропейская Империя.
Жирной точкой в истории Античности стало уничтожение преподобного Максима Исповедника -- величайшего из греческих философов, расставившего все точки на ё в философской системе Аристотеля, придавшего ей логическую полноту и завершённость.